25 марта 2020 года, в день памяти святителя Григория Двоеслова, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил Литургию Преждеосвященных Даров в Знаменском храме Переславля.

По окончании богослужения владыка обратился к молящимся:

— Дорогие отцы, дорогие братья и сестры, я вас поздравляю с преполовением святой Четыредесятницы! Мы, Богу содействующу, дошли до середины поста. И, конечно, пост этот у нас особенный, в том смысле, что процессы, происходящие в мире, дают нам возможность о многом задуматься. Задуматься о том, что те вещи, которые для нас привычные и естественные, которые мы не замечаем, которые кажутся неотъемлемыми, могут очень быстро измениться, стать нам недоступными. Пока что нашего региона не касаются карантинные меры в той степени, в которой они коснулись города Москвы, но, тем не менее, вчера было получено поручение от руководства области продумать карантинные меры, и мы сегодня это сделаем.

В первую очередь каждый человек должен сам четко осознавать опасность, которая существует, — вирус. И, как следствие, следить за своей собственной гигиеной. Если человек будет безалаберно к этому относиться, то никакие карантинные меры не помогут. Я вас призываю к соблюдению самых простых гигиенических мер, но с особой тщательностью и постоянством. Но это то, что касается тела. Важно в этой ситуации то, что случившаяся пандемия, напоминает нам о нашей абсолютной и конечной зависимости от Бога. Великий пост для этого и нужен, чтобы напомнить каждому из нас, насколько мы зависимы от Бога. Напомнить о том, что те вещи, которые нам кажутся естественными, в руках Божиих.

Вот сегодня мы имеем возможность собраться в неограниченном количестве в храме, прославить Бога, причаститься, но мы не знаем, что будет завтра. Может быть будет такой же запрет, какой есть в некоторых европейских странах или даже в нашем братском Казахстане, где уже больше недели запрещены общественные богослужения. Мы с этим ничего сделать не сможем. И Бог нам сегодня дает возможность совершать молитвы и причащаться. Мы слишком привыкли к тому, что у нас есть такая возможность. Люди старшего поколения помнят, что не всегда так было, но мы, те, кто моложе, склонны об этом забывать.

Я думаю, что если рассматривать эту ситуацию в христианском аспекте, то Бог попустил этот вирус для того, чтобы мы поняли, насколько ценна возможность принимать участие в храмовой молитве. Эта возможность не бесконечная. Рано или поздно, для каждого из нас она закроется, закончится. Дай нам всем Бог это ценить и помнить.

Я бы еще хотел сказать о чтении из книги Бытия, в котором шла речь о грехе Хама, о том, что он увидел наготу отца и не прикрыл ее. Проблема этого эпизода не в том, что была открыта нагота отца, а в том, что было проявлено неуважение, была нарушена пятая заповедь — «почитай отца твоего и мать твою» (Исх. 20. 12). По слову святителя Кирилла Александрийского «родители как бы изображают собою Бога и подражают Ему».

Это очень важный момент. Далеко не всегда просто увидеть образ и подобие Бога в родителях. Кому-то это легко это сделать, а абсолютному большинству — сложно. Но это именно так. И наказан Хам был именно за то, что он не смог этого сделать. Проблема тут не в родителях. Мы видим, что Ной был недостоин в то время, и образа Божия у него не было. Но Сим и Иафет сумели видеть образ Бога в отце, а Хам не сумел. Это и есть самая серьезная проблема этого отрывка.

Есть еще и второе, но тоже очень важное. Ной согрешил, мы не знаем, как так получилось, по каким причинам. Есть мнение, что после потопа изменился климат, стало возможным виноделие. И до Ноя нет упоминания о том, что кто-то делал вино и был пьян. Ной первый, кто это испробовал на себе. Возможно, он не знал, что будет такой эффект. Вольный грех или невольный, но Бог ему его прощает. А Хаму не прощает. Бог не прощает грех рассказа другим людям о грехе отца.

Святитель Иоанн Златоуст делает здесь особенный акцент, он говорит, что самый большой грех, который может быть, это грех рассказа кому-либо о чужом грехе. Мы сегодня мыслим несколько иначе, думаем, что если сделать грех явным, то он прекратится, а святитель Иоанн настаивает, что не прекратится. Если мы будем рассказывать о грехе другого человека, то мы его подтолкнем к бесстыдству и очень многих смутим, станем причиной еще больших грехов. Может показаться, что эта мысль не созвучна со словами Христа: «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Мф. 18, 15–17). Очень важный момент в том, что Господь говорит о грехе против тебя, говорит о пути уврачевания той раны, которая была нанесена взаимному общению. А здесь совсем другое: здесь не было греха против Хама, и он сделал то, что сделал не для того, чтобы что-то уврачевать.

Дай нам Бог это помнить. Помнить, что любой личный грех менее тяжел, чем этот. И так не согрешать. Помнить о том, что какими бы не были люди старше нас по возрасту, мы должны видеть в них образ Божий.

Помощи всем Божией и ангела хранителя!