2 июня 2021 года, в праздник обретения мощей святителя Алексия, митрополита Московского, всея России чудотворца, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил Литургию в Алексеевском женском монастыре.

За богослужением пёл молодёжный хор храма Казанской иконы Божией Матери в Узком города Москвы под управлением регента Ангелины Пигарь.

Во внимание к усердным трудам на благо Святой Церкви художник Николай Сергеевич Давыдов был награжден медалью Переславской епархии преподобного Даниила Переславского II степени.

Также Общественная палата Ярославской области удостоила и.о. настоятельницы Алексеевского монастыря монахиню Ольгу (Сельскую) медали «За благотворительность и милосердие». Награду вручил член Общественной палаты, член Комиссии по помилованию полковник МВД в отставке Владимир Константинович Антонов.

По окончании богослужения владыка Феоктист обратился к собравшимся:

— Дорогая матушка, дорогие отцы, братья и сестры! Христос воскресе!

Поздравляю вас всех с днём памяти святителя Алексия, митрополита Московского и всея России, иерарха с благословения которого начал своё существование этот монастырь.

Когда мы размышляем о жизни святителя Алексия, то неизбежно обращаем внимание на особую сложность его эпохи, в ней было всё: политические конфликты, военные, была междоусобица, были экономические сложности. Вместе с этим, эпоха святителя Алексия была эпохой особо сильного и явного проявления русской святости.

Вообще, прямая зависимости между внешними сложностями и святостью вполне очевидна, достаточно вспомнить, что страшный и кровавый XX век явил ни с каким другим временем не сопоставимое количество святых. Причём святость этих людей была очевидна при их жизни. Из этого можно сделать и обратный вывод: то или иное время может казаться трудным, но если оно не выявляет святость, то его трудность лишь иллюзия. Зачастую наше время сопоставляют со временем святителя Алексия. Но есть ли в наше время святость, которую можно сравнить со святостью его эпохи? Если мы обратим внимание на свои сердца и на свою жизнь, то вряд ли сможем дать утвердительный ответ на этот вопрос. Да и разве можно сравнивать те сложности, которые переживаем мы с тем, что было во время святителя Алексия?

С одной стороны, очень радостно, что мы имеем возможность жить в эпоху благоденствия, с другой — с духовной точки зрения наше время таит в себе опасность обмирщения и, как следствие, отхода от Бога и Евангелия Христова. Поэтому нам, пожалуй, в большей степени необходимо внимание на собственную духовную жизнь, чем тем людям, которые были современниками святителя Алексия. Ведь им зачастую просто некуда было деваться, они были вынуждены обращать всё свое упование к Богу, тогда как у нас и без Бога всё неплохо, большинству наших современников Бог абсолютно не нужен, Он лишний во времена благоденствия. Мы знаем, что подобное время было и в десятилетия, которые непосредственно предшествовали событиям начала XX века, по этой причине количество святых, которые просияли в XIX веке относительно небольшое. Знаем мы и печальный итог такого отношения к духовной жизни.

В Послании к Тимофею апостол Павел пишет о том, что Бог «хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1 Тим. 2, 4). История христианства показывает, что Бог последовательно и неуклонно действует в этом направлении — Он помогает нам в достижении спасения. Вот только Его действия могут проявляться очень по-разному: либо мы сами проявляем усердие, сами ставим себя в евангельские рамки, и Бог поддержит наше стремление, либо Бог Сам ограничит нашу жизнь таким образом, что духовные устремления станут для нас единственным выходом. Вполне очевидным кажется, что первое — собственные усилия человека — предпочтительнее второго.

Помоги же нам всем, Господи, молитвами святителя Алексия помнить о нашем высоком призвании, помнить о цели нашей жизни, иметь мужество и крепость идти за Спасителем нашим Господом Иисусом Христом несмотря ни на что, и в первую очередь, несмотря на общую благоденственную теплохладность времени, в которое Бог нам судил жить.