16 мая 2019 года, в день памяти преподобного Феодосия, игумена Киево-Печерского, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил Литургию в Сретенском храме Переславля.

Указом Святейшего Патриарха Кирилла за усердные труды на благо Матери Церкви протоиерей Александр Иванов, благочинный Мышкинского округа, настоятель Успенского собора г. Мышкина, был удостоен права служения Литургии с отверстыми Царскими вратами до Херувимской песни.

Архиерейским указом священник Сергий Савенков, клирик Владимирского кафедрального собора, священник Сергий Савенков в связи с 10-летием священнической хиротонии был удостоен права ношения наперсного креста золотого цвета.

Настоятель храма протоиерей Андрей Уфимцев в связи с 50‑летием со дня рождения был удостоен медали Переславской епархии преподобного Даниила Переславского I степени.

По окончании богослужения владыка обратился к молящимся:

— Дорогой отец Андрей, дорогие отцы, братья и сестры!

Вам всем прекрасно известна фраза выдающегося русского религиозного философа Николая Бердяева: «Самое большее возражение против христианства — сами христиане».

Действительно, нет большей помехи делу Христову, чем христиане. И, конечно, в первую очередь, архиереи и священники. Мы с вами зачастую, к сожалению и огромному нашему горю, становимся препятствием на пути людей ко Христу. Такая проблема есть, и, я думаю, любой честный священнослужитель это прекрасно понимает и не может об этом не думать относительно себя самого.

Так происходит потому, что мы с течением времени сильно меняемся: чем старше становимся, тем грубее делаемся. Кажется, что ты уже все знаешь, можешь говорить прекрасные слова, понимаешь, как наставить. Но при этом сами мы делаемся трагически глухи к словам наставлений. С возрастом мы делаемся опытными, и потому нас становится сложно чем-то пронять. В результате мы оказываемся абсолютно глухи не только к словам своих собратьев, но и к евангельским словам Христа, начинаем жить обычной мирской жизнью, с той лишь разницей, что поле деятельности у нас иное. Увы, так весьма часто бывает. Это очень прискорбно. Это то, с чем необходимо внутри себя самих всеми силами бороться. Мы не имеем права не быть идеалистами и превращаться в прожжённых практиков.

Я говорю это потому, что в отце Андрее вижу священника горящего, человека, на которого можно положиться, которому можно доверять. Это означает, что он сумел как-то побороть годы прожитой жизни, время в священном сане, чтобы остаться пламенеющим человеком. Я надеюсь, что это горение не оставит отца Андрея до последней секунды его — я надеюсь, молюсь и уповаю — долгой-долгой жизни.

Многая и благая лета!