16 мая 2021 года, в Неделю 3-ю по Пасхе, жён-мироносиц, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил Литургию в храме святителя Иоанна Златоустого на подворье Никольского женского монастыря в селе Годеново Ростовского района.

По окончании Литургии владыка освятил место строительства храма в честь Софии Премудрости Божией.

Затем епископ Феоктист обратился к верующим:

— Дорогая матушка, дорогие отцы, братья и сестры!

Христос воскресе!

Сердечно поздравляю вас всех с Неделей жён-мироносиц!

Каждый воскресный день, а в пасхальный период и каждый день, мы воспеваем Христово Воскресение, вслед за апостолом Павлом и Церковью мы утверждаем, что «поглощена смерть победою» (1 Кор. 15, 54), в пасхальные дни мы многократно произносим тропарь Пасхи и благовествуем победу Христа над адом, воспеваем, что Христос Своей смертью попрал смерть и даровал жизнь пребывающим во гробах. Мы торжествуем победу Христа над смертью. Делаем это громко и красочно.

Но одновременно с этим мы хороним наших умерших. По пасхальному радостному чину.

Мы все понимаем, что песнопения говорят одно, а окружающая нас реальность — иная. В ней есть болезни, страдания и смерть, всё это никуда не делось. Люди умирали до Пришествия Христа, умирали во время Его земного служения, умираем мы и после Христова Воскресения.

С одной стороны — церковные пасхальные песнопения, с другой — обычная человеческая жизнь. Можно научиться находиться в состоянии раздвоенности: поём одно, переживаем другое. Можно начать относиться к пасхальным церковным песнопениям просто как к хорошей доброй и жизнеутверждающей музыке, и не обращать особого внимания на суть произносимых слов. В общем, есть масса вариантов того, как можно обойти проблему видимого несоответствия текста пасхальных песнопений и реальности.

Но можно пойти и по другому пути: не обходить проблему. Не убегать и не прятаться. Пойти напрямую. Так, как это сделали жены-мироносицы, а чуть раньше их — Иосиф и Никодим, память которых мы сегодня тоже совершаем.

Все эти люди послужили тайне смерти. Иосиф и Никодим погребли Христа Спасителя, а жёны-мироносицы пришли к Живоносному Гробу для того, чтобы восполнить сделанное ранее: чтобы помазать Тело Христа благовониями, чтобы соблюсти погребальный обычай израильтян. И женщины с благовонными маслами, и праведные Иосиф с Никодимом вошли в самую тяжёлую и неприятную сферу человеческого бытия, в ту сферу, с которой мало кто хочет иметь дело, туда, куда современный нам мир всеми силами пытается не входить — в сферу отчаяния и ужаса смерти.

Но к чему их это привело? Мы знаем: женщинам не пригодилось их масло, они с ним пришли и с ним же ушли, они не нашли Тела Христа Спасителя во гробе, но узнали о Его Воскресении. Они шли плакать, но обрели радость. Они шли в направлении смерти, но пришли к Жизни. И у них не осталось вопросов о том, как совместить благовестие Христова Воскресения с фактом продолжающихся смертей.

Нечто подобное происходит и сегодня.

Многие люди, — как правило, это женщины-христианки, — которые работают в хосписах, ухаживают за неизлечимыми больными, которые не боятся погружаться в квинтэссенцию отчаяния, боли, страдания и смерти, в какой-то момент обретают радость Воскресения. Они идут утешать и помогать, но становятся утешены сами, им самим приходит самая главная помощь — осознания победы Христа над смертью.

Рационально объяснить логику этого процесса невозможно. Как невозможно объяснить и само Христово Воскресение. Оно за пределами логики и разума. Но оно доступно переживанию, ради которого стоит отринуть страх перед смертью, ведь она поглощена Христовою победою.