17 июля 2019 года, в день памяти Царственных страстотерпцев, в деревне Сверчково Угличского района, на родине верного слуги государя императора Николая II — воина Иоанна Седнева, у поклонного креста, именуемого в народе Царским, был отслужен молебен.

Хранительница креста, местная жительница и родственница Ивана Дмитриевича  Елена Олехнович после молебна провела экскурсию по деревне, показав родовой дом Седневых.

Приехать поклониться Царскому кресту в Сверчково не так-то и просто. Общественный транспорт сюда не ходит. Доехать можно только на машине, оставить ее на повороте в деревню, а далее пробираться пешком — либо через деревню, либо через поле, но в любом случае — через грязевое месиво, называемое дорогой, иногда идти приходится вброд.

Для желающих принять участие в молебне Угличское отделение Общероссийской общественной организации «Двуглавый орел» организовало микроавтобус. Некоторые добирались на своем автотранспорте. Молебен совершил священник Антоний Зверков, ключарь Спасо-Преображенского кафедрального собора Углича.

После молебна отец Антоний обратился к присутствующим:

— Иван Дмитриевич Седнев — уроженец села Сверчково, где мы сейчас находимся. Он претерпел страдания и расстрел. Нам неизвестно, где его могила. Пусть он еще не прославлен в  поместной Русской Православной Церковью, — это дело времени. Русская Православная Церковь Заграницей его прославила. Почему Святая Церковь прославляет таких людей? Вот наш земляк, жил нашим бытом, участвовал в гуляниях, ходил на богослужения, поступил на военную службу, попал к Царскому двору. Перед ним был выбор — уйти, отказаться, стянуть с себя бескозырку, жить припеваючи, стать каким-нибудь руководителем в отделении НКВД, КГБ, или стать чекистом. Но этот человек добровольно написал письмо, в котором сказал, что следует за своим императором. Это решение — и есть шаг человека к Богу, к святости. Мы видим, что все больше и больше людей обращается к тем временам и людям, пострадавшим в годину безбожия за веру и Отечество. Дай Господь, чтобы как можно больше процветало таких светильников на нашей земле, чтобы мы притекали к ним со своими молитвами.

Затем к собравшимся обратился настоятель Казанского храма Углича игумен Николай (Шишкин), добавив, что те моряки и простые люди, что изменили государю и Христу, стали палачами собственного народа, все равно потом были репрессированы, и кончина их в 1936–1937 годах была бесславной.

— У Ивана Дмитриевича и выбора не было, — Елена Олехнович, — он никогда и не мыслил иначе. Чем больше я живу здесь, и вникаю в эту тему, тем больше прихожу к выводу, что здесь жили очень сильные христианские семьи по своему укладу. Они так любили Бога и царя-батюшку, что для любого из них была бы трагедия, если бы его не взяли в числе тех сорока подданных человек, с Царской семьей в Тобольск. Таким был Иван Дмитриевич Седнев.