Благоверный великий князь Александр Невский

(13 мая 1221 – 14 ноября 1263)
День памяти: 12 сентября, 6 декабря

Благоверный великий князь Александр Невский

Благоверный великий князь Александр Ярославович Невский родился 13 мая 1221 года в Переславле-Залесском. Был вторым сыном Переславского князя Ярослава Всеволодовича и торопецкой княжны Ростиславы Мстиславны, дочери галицкого князя Мстислава Удатного. Крещён в Спасо-Преображенском соборе Переславля.

В 1225 году Ярослав «учинил сыновьям княжеский постриг» — обряд посвящения в воины, который совершил в Спасо-Преображенском соборе Переславля епископ Владимирский Симон.

В 1228 году Александр вместе со старшим братом Фёдором были оставлены отцом, вместе с переславским войском, собиравшимся летом в поход на Ригу, в Новгороде под присмотром боярина Фёдора Даниловича и тиуна Якима, но во время голода, наступившего зимой этого года, Фёдор Данилович и тиун Яким, не дождавшись ответа Ярослава о просьбе новгородцев об отмене забожничья, в феврале 1229 года сбежали с малолетними княжичами из города, опасаясь расправы восставших новгородцев. В 1230 году, когда Новгородская республика призвала князя Ярослава, он, побыв две недели в Новгороде, посадил на княжение Фёдора и Александра, однако три года спустя, в тринадцатилетнем возрасте, Фёдор умер.

В 1236 году после успешного киевского похода Ярослав уехал из Новгорода княжить в Киев, а в 1238 году — во Владимир. С этого времени началась самостоятельная деятельность Александра.

В 1239 году, по окончании войны с литовцами за Смоленск, Александр женился на дочери полоцкого князя Брячислава Васильковича княжне Александре. Брак, очевидно, преследовал цель организации совместных действий против Литвы, так как в том же году он укрепил крепости по реке Шелони, прикрывавшие Новгород с запада. Свадьба прошла в Торопце в храме святого Георгия. Уже в 1240 году в Новгороде родился первенец княжича, названный Василием.

Лицевой летописный свод, изображение князя Александра Ярославовича

Действия Ливонского ордена, активизировавшегося после объединения с Тевтонским орденом и урегулирования отношений с Данией, оказались направленными против Пскова и подвластных Новгороду земель по реке Луге. Одновременно наступление шведов в Финляндии вылилось летом 1240 года в поход на Новгородские земли, преследовавший цель либо захватить Ладогу, либо основать на Неве крепость, которая бы отрезала Новгород от подвластной ему Карелии. Стремительные ответные действия Александра Ярославича привели к разгрому шведского войска на Неве 15 июля 1240 года, к отвоеванию в 1241 году Копорья, а в 1242 году — Пскова, к походу зимой 1241–1242 годов с суздальской подмогой во главе с младшим братом Андреем Ярославичем в Восточную Эстонию, который завершился решительным разгромом войска Ливонского ордена и Дерптского епископа на льду Чудского озера 5 апреля 1242 года.

Противоречивые данные о потерях Ордена в древнерусских (Новгородская I летопись) и немецких (Ливонская рифмованная хроника) источниках затрудняют оценку масштабов сражения, но политическое значение этой победы Александра Невского остается вне сомнения: вплоть до XV века обеспечила status quo на ливонско-новгородской границе.

Согласно общепринятой версии, после разгрома шведского войска на Неве в 1240 году Александр Ярославич получил прозвище «Невский» — по названию битвы и реки. Впервые оно прозвучало во внелетописной статье под названием «А се князи русьстии» XV века, ранний вариант которой находится в Комиссионном списке Новгородской первой летописи младшего извода. В том же источнике князь также называется «Храбрым», что свидетельствует о том, что данное Александру Ярославичу автором внелетописной статьи прозвище имело неустойчивый характер.

После смерти отца в 1247 году Александр поехал в Орду к Батыю. Оттуда вслед за ранее уехавшим братом Андреем он отправился к великому хану в Монголию. Вернулись из Каракорума Александр и Андрей в 1249 году. В их отсутствие брат их, Михаил Хоробрит Московский, отнял у дяди Святослава Всеволодовича владимирское великое княжение в 1248 году, но в том же году погиб в бою с литовцами в битве на реке Протве. Святославу удалось разбить литовцев у Зубцова. Батый планировал отдать владимирское великое княжение Александру, но согласно завещанию Ярослава владимирским князем должен был стать Андрей, а новгородским и киевским — Александр. Летописец отмечает, что у них была «пря велия о великом княжении». Правителями Монгольской империи был реализован второй вариант — Александр получил Киев и «Всю Русскую землю». Современные историки расходятся в оценке того, кому из братьев принадлежало формальное старшинство. Киев после татарского разорения потерял какое-либо реальное значение; поэтому Александр в него не поехал, а поселился в Новгороде.

В эти же годы сложилась политическая концепция Александра Невского, главными чертами которой явились лояльность по отношению к верховной власти Орды и решительный отпор военно-политическому и церковно-идеологическому натиску католического Запада. Эта концепция формировалась в противоборстве с политикой княжеской коалиции во главе с Андреем Ярославичем и галицко-волынским князем Даниилом Романовичем, направленной на союз с Западом, и прежде всего с папством, в надежде на его помощь в организации отпора монголо-татарам. Политика Андрея и Даниила неизбежно вела к унии с Римом, поэтому Александр Ярославич в своей борьбе против неё мог в полной мере опереться на поддержку Русской Церкви, и, в частности митрополита Киевского Кирилла II. Очевидно, именно в 1250 году, получив буллу папы Иннокентия IV от 1248 года с предложением унии, Александр Невский дал римским послам: «си вся съведаем добре, а от вас учения не принимаем».

Примерно в 1251 году Александр Невский заключил договор с норвежским королём Хаконом IV Старым об урегулировании пограничных споров и разграничений в сборе дани с огромной территории, на которой проживали карелы и саамы. В 1254 году свет увидела «Разграничительная грамота», которая стала результатом сближения Норвегии и Руси.

Перемены в Каракоруме, где на престол был возведён покровительствуемый Батыем великий хан Менгу, позволили Александру перейти к решительным действиям. В 1252 году он отправился из Новгорода в Сарай, где получил ярлык на великое княжение Владимирское и, заручившись татарской подмогой — «Неврюева рать», — вытеснил из Владимира Андрея, в итоге бежавшего в Швецию, а в Новгороде посадил сына Василия.

Последующие годы правления Александра Невского были посвящены консолидации внутриполитического положения и примирению с братьями. Ярослав Ярославич, пытавшийся в 1255 году закрепиться в Новгороде, был вынужден смириться с выделенной ему Александром Невским Тверью. Примерно в это же время из-за моря вернулся Андрей Ярославич, получивший Суздаль.

Стабилизация внутренней ситуации позволила Александру предпринять активные внешнеполитические шаги: зимой 1256–1257 годов он во главе суздальско-новгородского войска совершил поход на Емь, препятствуя закреплению шведов на юге Финляндии; возможно, к этому же времени относятся переговоры о браке сына благоверного князя с дочерью норвежского короля Хокона IV, обычно датируемые 1251–1252 годами; крупным внешнеполитическим успехом было и заключение союзного договора с Миндовгом против Ливонского ордена в 1262 году.

Тяжким, но неизбежным следствием политического курса Александра Невского стало монголо-татарское «число» — перепись населения, проводившаяся ханскими чиновниками с помощью княжеской власти с целью упорядочения сбора дани и участия русских отрядов в военных походах Орды. В 1257 году «чтoшa» Суздальскую и Муромо-Рязанскую земли, в 1258 году — Владимир. Перепись натолкнулась на активный протест древнерусских городов. Первая попытка переписи в Новгороде в 1257 году, несмотря на личное присутствие Александра, оказалась неудачной; успеха с большим трудом военной силой удалось добиться только в 1259 году, после того как в предыдущем году Александру и другим князьям пришлось ездить в Орду для объяснений.

В 1262 году в ходе антиордынского восстания во Владимире, Суздале, Ростове, Переславле, Ярославле и других городах были перебиты татарские откупщики дани, а хан Берке потребовал произвести военный набор среди жителей Руси, поскольку возникла угроза его владениям со стороны ильхана Ирана Хулагу. Александр Невский отправился в Орду, чтобы попытаться отговорить хана от этого требования. Сама поездка великого князя владимирского затянулась фактически на год.

В Орде Александр заболел, и уже будучи больным, выехал на Русь. Скончался 14 ноября 1263 года на обратном пути, приняв перед кончиной монашеский постриг с именем Алексий. Митрополит Кирилл возвестил народу во Владимире о его смерти словами: «Чада моя милая, разумейте, яко заиде солнце Русской земли». 23 ноября 1263 года князь был погребён в Боголюбском монастыре Рождества Богородицы во Владимире. В 1380 году произошло обретение его мощей. Согласно спискам Никоновской и Воскресенской летописей XVI века, во время пожара во Владимире 23 мая 1491 года «тело князя великого Александра Невского згоре». В списках тех же летописей XVII века было упомянуто, что мощи были чудесным образом сохранены от пожара

Выдающаяся историческая роль благоверного князя Александра Невского была осмыслена уже вскоре после его смерти в агиографически стилизованной биографии князя — «Повести о житии Александра Ярославича Невского». Первоначальная редакция была составлена, вероятно, в 80-х годах XIII века во Владимирском монастыре Рождества Богородицы неизвестным монахом по благословению митрополита Киевского Кирилла II и по воле великого князя владимирского Димитрия Александровича — сына Александра Невского. Составление «Повести» свидетельствует о том, что уже в это время в Рождественском монастыре существовало местное почитание князя. Общерусская канонизация святого состоялась на Московском Соборе 1547 года.

В 1724 году по приказу Петра I мощи Александра Невского были торжественно перенесены в Александро-Невский монастырь в Санкт-Петербурге. В 1790 году мощи святого были перенесены из Благовещенского храма в новый Свято-Троицкий собор лавры, где находились до 1922 года.

В мае 1922 года этого года рака с мощами святого была вскрыта, а после экспертизы опечатана. Мощи были переданы в фонды Музея истории религии и атеизма, а рака — в Государственный Эрмитаж. В мае 1988 года мощи благоверного князя были переданы Русской Православной Церкви и 3 июня 1989 года перенесены в Свято-Троицкий собор Александро-Невской лавры.