7 февраля 2020 года в актовом зале Администрации Борисоглебского района состоялось открытие XX Иринарховских чтений «Пасхальная радость великой Победы».

С приветственным словом к участникам обратился епископ Переславский и Угличский Феоктист:

— Грядущий юбилей окончания Великой отечественной войны задал основную тему общественной дискуссии этого года. Юбилейные — 20-е — Иринарховские чтения не стали исключением, все вы знаете, что заявленная тема Чтений звучит как «Пасхальная радость великой Победы».

Сегодня я позволю себе во многом повторить то, что уже говорил на открытие наших епархиальных Рождественских чтений, ведь их тема была также посвящена юбилею победы в Великой Отечественной войне.

Как мы все прекрасно понимаем, о теме победы можно говорить в самых разных ключах, ее можно рассматривать с самых разных сторон. Что, собственно, и будет происходить на этом форуме.

И здесь я не могу не высказать своего критического отношения к именованию победы в Великой Отечественной войне «Великой победой». Это, конечно, возможно, но, с моей точки зрения, с известной степенью условности. Христианство знает только одну Великую Победу — победу Христа Спасителя над грехом и смертью.

Я не историк, я не политик, я не педагог. Я монах и, Божией милостью, архиерей. Мне, как монаху, по слову священномученика Илариона Верейского, подобает Писание знать, а не что-либо иное. Ну а как архиерею, мне прилично везде и всюду проповедовать Христа Воскресшего. Именно с этой позиции я и хочу сказать несколько слов, благо, что и заявленная тема позволяет мне это сделать.

Что такое Великая отечественная война и что такое победа? Все мы знаем с детства заученный ответ — это подвиг нашего народа. Подвиг многократно воспетый. Подвиг, о котором не говорит только ленивый. Подвиг, о котором мы говорим сегодня, и будем говорить в обозримом будущем. И это подвиг, о котором всеми силами избегали говорить те, кто его совершил, кто действительно был на полях сражений. Дело тут не в тотальной всеобъемлющей скромности этих людей, а в том, что в подвиге нет никакой романтики, это не то, о чем хочется вспоминать и не то, чем хочется делиться. О нем хочется как можно скорее забыть. Будучи христианами, мы не можем не осмыслять любое событие или явление через призму Христова Евангелия. Ну а тема подвига самым естественным образом отсылает нас к Подвигоположнику Христу Спасителю.

Хотел ли Он идти на Крест? Есть ли и может ли быть больший Подвиг, чем совершенное Господом на Кресте? Мы знаем ответ любого христианина — нет. Он молился о том, чтобы эта чаша прошла мимо Него, но при этом Господь склонил Свою голову перед волей Отца. А говорил ли Христос о Кресте и о Своем подвиге после Воскресения? И на этот вопрос ответ нам известен — нет. Что привело Господа на Крест? Это был живущий в каждом человеке грех. Крест же — наивысшая точка соприкосновения с грехом. Получается, что любой, кто совершает подвиг, в той или иной степени соприкасается с грехом, видит грех таким, какой он есть на самом деле — отвратительным. Каждый из нас знает — в грехе нет и не может быть никакой романтики. В нем нет красоты. Да, грех как романтику и как красоту иногда, и, к сожалению, довольно часто, пытаются представить в некоторых современных произведениях искусства, например, в кино и в литературе. Но тот, кто поверит в эти сказки, обречен на страдания. Ведь за таким представлением греха нет ничего, кроме попыток самооправдания создателей этих произведений. Христианство же утверждает, что грех — это то, чего всеми силами необходимо избегать, призывая на помощь нашего Творца. Честный разговор о подвиге — это всегда разговор о грехе, с которым мы призваны бороться. Бороться в собственном сердце. А значит, и разговор о подвиге нашего народа, наших предков в Великой отечественной войне — это, в первую очередь, разговор о борьбе с грехом во всех его проявлениях. А ни в коем случае не романтизация греха.

Любой грех начинается с отрыва от Бога Живого, с потери смирения и ощущения своей связи с Творцом. С того, что Бог становится не нужным. Собственно, это то, что случилось с народом Германии в первой половине прошлого века: ощущение собственного национального величия затмило Бога и сделало излишними естественные человеческие чувства.

Мне бы хотелось перед началом Чтений пожелать всем участникам помнить об этом и именно в этом ключе рассматривать все то, о чем будет идти речь в ближайшие дни. Ужасы войны и подвиг нашего народа должен подвигать нас к борьбе с грехом в самих себе, к всецелому и искреннему ощущению, что если каждый из нас не станет на эту борьбу, еще раз и особо повторю — на борьбу с грехом в самом себе, а не в ком-то другом, — то ужасы войны могут снова реальностью. От чего да избавит нас Всемилостивый Господь!