12 января 2021 года, в день памяти преподобного Даниила Переславского, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил Литургию в Свято-Троицком Даниловом монастыре.

За усердное служение Святой Церкви иеромонах Тихон (Батурин), насельник Свято-Троицкого Данилова монастыря, был удостоен права ношения наперсного креста золотого цвета.

По окончании богослужения владыка обратился к верующим:

— Дорогой отец Пантелеимон, дорогие отцы, братья и сестры! Всех вас поздравляю с днём памяти преподобного Даниила, игумена Переславского.

Как правило, мы совершаем богослужения в честь того или иного святого в дни их преставления ко Господу. Бывают ещё празднования, которые установлены в дни обретения мощей святого или же в дни перенесения мощей, но преподобный Даниил не совсем обычный святой и потому нет ничего удивительного в том, что и сегодняшний день — это не день преставления, обретения или же перенесения мощей, сегодня мы чтим преподобного игумена в связи с освидетельствованием его мощей митрополитом Ростовским и Ярославским Ионой в 1653 году. Конечно, довольно странно почитать день освидетельствования мощей и при этом проходить мимо дня их обретения. Но, видимо, в этом есть воля самого преподобного, ведь его жизнь, его подвиг тоже были странными и, как это можно видеть из его житий, далеко не все современники понимали жизнь святого.

Мы знаем, что он действовал вопреки традиции и вопреки существовавшим в то время представлениям. Исторические источники свидетельствует, что в те годы, когда преподобный занимался погребением усопших, найденных в лесах и на дорогах, отношение общества к таким покойникам было, мягко говоря, не самым почтительным. Считалось, что если человек умер при невыясненных обстоятельствах, если нет возможности определить личность усопшего, то за этим кроется воля Божия, и что Бог через такую смерть однозначно указывает на серьезные грехи почившего, которые делают невозможным его христианское погребение. Но преподобный Даниил смотрел на этот вопрос иначе, он нёс свой подвиг вопреки расхожим общественным представлениям как относительно границ допустимого, так и относительно проявления воли Божией. Мы знаем, что такая деятельность преподобного одних его современников восхищала, других же смущала. Знаем мы и то, что его деятельность в качестве игумена монастыря тоже нравилась далеко не всем монахам, знаем, что его управленческие решения зачастую вызывали ропот, причём ропот такой силы, что преподобный бывал близок к оставлению своего послушания. А если помнить о силе его воли и его убеждённости, то скудные сведения исторических источников о возникавшем у преподобного Даниила желании уйти из Переславля к месту своего пострижения в Боровский монастырь, дают нам представления об истинном, а не житийном, масштабе ропота монахов против игумена.

Но преподобный смог всё это вынести, он никуда не ушёл. А время показало его правоту, показало, что он не ошибся, когда поверил Богу и делал не то, что повелевала делать традиция того времени, а то, что внушал ему Бог.

Но такой выбор стоял не только перед преподобным Даниилом. Такой выбор так или иначе стоит перед каждым христианином. Жить в строгом следовании традиции своего времени и места или жить с оглядкой на традицию, но при этом отдавать предпочтение велениям собственного сердца, согреваемого молитвой ко Христу Спасителю? Ни о чём не думать и действовать по традиции, как кажется, проще и безопасней: все так живут, кое-кто спасается, так зачем же идти наперекор, зачем вступать в область рисков и неизвестности, зачем идти наперекор традиции и сложившимся нормам?

Конечно, для большинства христиан незачем. Но во все времена находились люди, которые жили иначе, всегда были подвижники, которые видели дальше и больше, они по внушению Божию избирали для себя странные и непонятные подвиги. Есть такие люди и сегодня, когда мы встречаем их на своем, нам стоит помнить о примере преподобного Даниила тогда. Нам может казаться, что они делают что-то не так, что они идут вразрез с общепринятыми нормами, что это возмутительно и опасно. Но одно дело человеческие рассуждения, совсем иное — воля Божия, Его путь, который не подвластен человеческому разуму, но который открыт Его избранникам, совершающим дело своего спасения в сердечной чистоте.