Маленький апостол любви: истории из жизни переславского священника

Отца Иоанна Герасимова нет в социальных сетях, в интернете о нём — лишь несколько коротких упоминаний. Но если спросить у любого жителя Переславля, где найти хорошего батюшку, вам ответят: идите в Устье

Там, где река Трубеж впадает в Плещеево озеро, находится храм Сорока Севастийских мучеников, в котором отец Иоанн служит уже 27 лет. Он стал священником в 20, восстановил разрушенный храм и создал приход, больше похожий на семью. О своих достижениях отец Иоанн отзывается более чем скромно: «Ну что вы, я никчемный» и машет руками. Жители Переславля с ним, пожалуй, не согласятся — народная молва окрестила священника Иоанна Герасимова «самым добрым батюшкой».

Его почти всегда можно застать в храме — он сидит на клиросе или в беседке у воды, читая длинный список имён для молитвы. Летом за окнами беседки плещутся дети, гудят разговоры туристов, но отец Иоанн, кажется, только рад этому веселью: ведь, может быть, люди, гуляя рядом, однажды всё-таки зайдут в храм. «Иногда я сижу вот так на ступеньках, читаю вслух молитвы, а на улице все шумят, разговаривают, купаются» — рассказывает батюшка. — Но я продолжаю читать и спустя время поднимаю глаза, а все затихли и слушают».

Когда не молится — здесь же, в храме или в беседке, общается с людьми, которые часто приходят к батюшке с различными житейскими вопросами. Корреспондент «Милосердия.ru» провела с отцом Иоанном и его семьей несколько дней и записала его истории: о вере, искушениях, трудностях и простых чудесах, которые возможны с Богом.

Как батюшка матушку к Богу привел


Будущий отец Иоанн, а тогда ещё просто Ванечка, родился в маленькой украинской деревне. Храма в ней не было, помолиться соборно все шли в дом к его бабушке. Бабушка такой и запомнилась — стоящей перед образами, с Псалтырью в руках. Со внуками всегда обращалась ласково: «Ванечка», «Машенька» и старалась посадить их рядышком, завести рассказ о добрых ангелах, о «бисах», о мудром правителе Соломоне, о Церкви.

Бабушка с мамой не просто посещали богослужения, но и участвовали в жизни прихода, находившегося за несколько километров в другой деревне. На Пасху и Рождество собирали милостыню и несли в тюрьмы заключенным. И долго потом им вслед неслись благодарные крики из маленьких зарешёченных окон.

Надо обязательно сеять семена веры, говорить с людьми о Боге, – гулко разносится по беседке певучий голос отца Иоанна. — Господь направил нас, и очень важно, чтобы мы направляли других людей. «Зайди в храм», «поговори со священником», «почитай Евангелие»: человек может сначала и не услышать, но потом случатся какие-то трудности, он вспомнит ваши слова, он придёт к Богу.

Вот как моя матушка Елена, — при упоминании матушки и без того мягкий, ласковый выговор отца Иоанна будто смягчается ещё больше. — Она ведь и по сей день считает, что это я открыл для неё Бога. Стал для неё «маленьким апостолом»…

Они могли бы и не познакомиться никогда. Лена поступала в педагогический, но почему-то, не дождавшись списков, решила, что она не прошла, хотя экзамены сдала хорошо, и подала документы в училище при заводе «Кристалл», где обучали будущих огранщиков алмазов. Туда же подал документы и Иван.

Спортивный, благородный, никого из девушек не выделяющий, первый бросающийся защищать их от хулиганов, с удовольствием играющий с детьми — он сразу Лене понравился. Она подошла пообщаться раз, другой. Стали дружить. «Только смотри, — сказал ей тогда Иван. — Я хочу один раз и на всю жизнь».

Ваня тогда ходил в собор города Винницы, а Лена никак не соглашалась зайти с ним в храм. Комсомолка, которой прочили партийную карьеру, Лена просто не могла такого представить. Да и дома с ней о вере никогда не говорили. Только однажды мама принесла ей записанный текст молитвы «Отче наш» и заставила заучить как стихотворение.

Главная Встреча произошла позже. Они приехали к сестре Ивана в Сергиев Посад, и красота этого места что-то затронула в Лениной душе, подтолкнула её к храму. Влюблённые решили бросить на Украине все свои бриллианты и хорошо оплачиваемую работу, согласились работать в совхозе «Богородское» рядом с Сергиевым Посадом, где им пообещали дать квартиру. Там их ждали 106 коров на двоих, бесконечные дойки, ранние подъёмы и уборка коровников.

Шло время, а квартиру всё не давали, и Лена стала унывать. Иван же стал её укреплять, рассказывать про важность исповеди, покаяния, про причастие. И в 19 лет Лена впервые причастилась. А на следующий день им позвонили из совхоза и сказали, что квартира готова. «По молитвам преподобного Сергия», — уверены матушка с батюшкой.

Прыжок веры


Спустя полтора года жизни в Богородском и духовного становления Ивану предложили стать священником.

— Батюшка, как вы решились на это? В 20 лет стать священником, переехать в Переславль, жить в разрушенном храме?

— Священства не ищут, его посылает Господь». Нам тогда сказал так наш духовный отец. Мы приняли Божью волю о себе.

А потом батюшка вспоминает историю, которая, вроде бы, напрямую со священством не связана, но проясняет очень многое.

Когда они с матушкой ещё только встречались, та предложила: «Ваня, я записалась в секцию парашютного спорта при нашем заводе. Не хочешь со мной?» Глаза Вани округлились, а его невеста тем временем продолжала: «Ты же хотел служить в ВДВ? Тебе это даже будет полезно, а мне — поддержка».

Две недели они тренировались, а потом погрузились в кукурузник с другими такими же отчаянными и стали подниматься в небо. «Доколе нас будут поднимать?» — крутилось в голове у Ивана. Он посмотрел на девушек — сидят и хоть бы что. «Сейчас все выпрыгнут, а я скажу инструктору: Оставьте меня здесь, забирайте деньги, но только не бросайте меня туда», — скакали чехардой мысли.

«Пошёл!» — скомандовал инструктор и столкнул одну девушку. «Пошёл!» — спрыгнула вниз Лена. Не успел батюшка ничего произнести, как команда «пошёл!» прогремела над самым его ухом, и он понял, что летит.

Они прыгали с парашютом два раза. Решительная Елена хотела тогда устроить проверку Ивану, чтобы понять, её ли это человек. А жизнь потом предложила им куда более серьезную проверку на прочность — взять на себя пастырское служение в разрушенном храме небольшого города в суровые девяностые. И они проверку прошли — «прыгнули» не раздумывая, просто веря, что Господь, доверяя самое важное, никогда не оставит. Так и получилось.

Заснеженное озеро и полуразрушенный храм


В Переславль молодая семья переехала в храм зимой. «Там рядом с храмом очень красивое озеро», — рассказывал им тогдашний епископ Переславский Анатолий (Аксёнов) по пути. Никакого озера они не увидели, только бесконечное белое снежное поле, а рядом — полуразрушенный храм, в котором растут деревья и живут работники спасательной станции.

Это было накануне дня празднования Нины равноапостольной. Батюшка с матушкой и владыкой Анатолием пытались решить, как им быть: куда выселять работников и где разместить священника с женой. Мимо шла поздравить подругу Нину с днём ангела Юлия Николаевна — давняя знакомая владыки Анатолия.

— Здравствуйте, владыка. А что это за молодые люди? — спросила она.

— Да вот, священника вам привёз.

«Какого священника? — подумала Юлия Николаевна. — Это же какие-то дети стоят». А вслух сказала:

— А куда вы их привезли?

— Да вот, жить пока что им негде, мы их в храме хотим поселить.

— Господи, помилуй, — сказала бабушка Юля, оглядывая разрушенный храм. — Ну давайте они у меня поживут, пока тут подготовят хоть что-то.

Первые недели батюшка с матушкой жили в доме с ней и её детьми. Бабушка Юля даже оформила им прописку. Так, Юлия Николаевна, придя поздравить подругу с днём ангела, сама стала ангелом-хранителем для нового священника.

500 рублей от Владыченьки


Когда батюшка с матушкой уже жили в комнате в зимнем храме, родился их первый ребенок — девочка Даша. Хорошо, что один монах сложил им печь — отопления-то в храме не было. Матушка оставалась дома на хозяйстве, грела на печке воду, готовила, следила за ребёнком. А батюшка кружил по Переславлю на подаренном ему велосипеде. И так он умел расположить к себе людей, так искренне светился желанием открыть людям Бога, что местные жители батюшке поверили и доверились. Звали и крестить, и освящать, и отпевать.

Батюшка один только окрестил семь тысяч младенцев, за что получил шуточное прозвище «креститель переславский». Нагрузка была такая, что иногда он пытался что-то сказать, а не мог — пропадал голос.

А вечерами отец Иоанн в холодной проруби стирал пелёнки.

Такую их жизнь наблюдал и заезжавший к ним иногда архиепископ Михей (Хархаров). «Владыченька» — так ласково называли его и простые сельские жители, и собратья-архиереи.

— Вы всё ещё тут живете? — с ужасом спрашивал Владыченька, осматривая храм.

— Да, — покаянно склонив головы, отвечали батюшка с матушкой.

В очередной такой приезд Владыченька подарил матушке в конверте 500 рублей. «Купишь пеленки, памперсы», — велел он ей. Тогда это были значительные деньги, и в матушкиной голове уже возникли прекрасные образы упаковок с памперсами и пелёночек. Вечером она поспешила поделиться радостной новостью с мужем.

«Ты представляешь, сколько всего я куплю? — сияла матушка. — Можно будет меньше стирать!»

Батюшка посидел немного в задумчивости и, наклонив голову, тихонько сказал:

«Ты знаешь, мы сегодня делали крышу в храме. Мне нечем за неё расплатиться…»

Прекрасным образам упаковкам с памперсами суждено было так и остаться недостижимой мечтой.

Но в жизни, к счастью, всегда есть место чуду. Однажды матушка крутилась по хозяйству в храме, когда вдруг кто-то начал неистово колотить в двери, окна. «Открой, открой!» — кричали двое нетрезвых мужчин. «Никого нет дома!» — кричала им в ответ перепуганная матушка. «Да открой, чё ты боишься, — настаивали пьяные голоса за окном. — Ну ладно, не открывай, мы тут тебе коробку оставили». Матушка просидела в храме ещё целый час, а потом тихонько прокралась на улицу через колокольню. А там… целая коробка чудесных детских вещей и пелёнок. Матушка Елена не могла поверить своим глазам.

Потом, спустя время, узнали, что какая-то женщина решила отдать им вещи своего подросшего ребёнка. И попросила мужа занести, а тот сначала зашёл к другу, выпили… Потом, конечно, каялся, извинялся. Вот таким чудесным образом и вернулись, умножились подаренные Владыченькой 500 рублей.

«Ты просто пока неверующий, это пройдёт со временем»


Когда речь заходит о том, как Господь способен изменить человека, отец Иоанн всегда вспоминает историю одного своего прихожанина.

Павел Евгеньевич был офицером-пограничником и заядлым коммунистом. Ко всему подходил строго и ответственно: сказали прочитать все труды Ленина — он их выучил наизусть; сказали, что Бога нет, — слова начальства обсуждению и сомнению не подлежат.

Однажды, ещё в советское время, его соседом по купе оказался… священник и по совместительству ветеран войны с боевыми наградами. Если бы не последнее обстоятельство, то Павел Евгеньевич и разговаривать бы с ним не стал, но тут решил поспорить.

Трое суток коммунист цитировал батюшке Ленина и основные постулаты диалектического материализма Маркса. «Павлик, ты просто пока неверующий, это пройдёт со временем», — с улыбкой отвечал ему терпеливый батюшка.

Так и расстались бы они каждый при своём, если бы не одно «но». На вокзале батюшку встречал его сын. А на его кителе красовались генеральские погоны… Смущённый Павел Евгеньевич отдал честь старшему по званию и помог донести чемоданы. Никак не могло уложиться в его голове, как можно быть генералом и верить в Бога. И хотя Павел Евгеньевич не отошёл от своего образа мысли, ключевые устои его мировоззрения несколько пошатнулись…

А потом, спустя годы, он оказался в Переславле, на соседней улице от восстанавливаемого отцом Иоанном храма. Павел Евгеньевич смотрел на мелькающего мимо его дома «попа на велосипеде» с лёгкой иронией. А тот ему каждый раз широко улыбался и кричал «здравствуйте!» Завязалось знакомство.

Павел Евгеньевич стал иногда помогать отцу Иоанну в тяжёлом труде по восстановлению храма. И через это общение с двадцатилетним священником открывал для себя, что такое снисхождение к слабостям ближних, любовь и полная отдача себя и всех своих сил Богу. Вскоре Павел Евгеньевич попросил освятить школу, где он тогда трудился военруком.

А потом стал и заходить в храм, получил послушание псаломщика, а затем и старосты.  своему служению он подходил строго и ответственно, как прежде подходил к военной службе: приходил в храм в 6 утра, чтобы убедиться, что всё в порядке, и расставить галочки, что и когда нужно читать. Батюшка стал даже отправлять своего старосту на беседу с прихожанами — так глубоко тот познал и полюбил Господа.

«Умру, — сказал однажды Павел Евгеньевич, — хочу, чтобы меня похоронили не в военной форме, а в подряснике». Отправили прошение епископу, и тот постриг Павла Евгеньевича в чтеца незадолго до его смерти. И пасмурным майским днём в храме Сорока Севастийских мучеников отпевали раба Божьего Петра — офицера, пограничника и бывшего заядлого коммуниста в стихаре и подряснике…

Поп на ленд-ровере


«Священник должен всего себя посвящать Богу и людям, он обручён Церкви… Он должен быть близок к каждому: к каждому человеку подойти, поздороваться с ним, заговорить. А привлечь человека можно только любовью: пришёл к тебе усталый человек с работы, со своими проблемами — его нужно пожалеть, пошутить с ним, поговорить о каких-то простых, близких ему вещах. А потом постараться открыть для него Бога», — говорит отец Иоанн.

Не все были рады приезду священника в Переславль. То стройка им не понравится, то забор не там стоит, а то и обвинят в том, что «в эти ваши храмы одни бандиты только и ходят». А батюшка продолжал каждого одаривать своей широкой улыбкой и добродушным, тягучим «здравствуйте». Кто-то начинал здороваться в ответ, завязывались отношения. Кто-то приходил в храм через своих детей. А кто-то… не мог простить священнику автомобиля.

Долгое время нарезал батюшка круги по Переславлю на велосипеде. А потом ему подарили подержанную машину. Да не какую-нибудь, а ленд-ровер.

Что тут началось… И обличали батюшку, и обзывали, и смотрели на него косо. Ему и самому было стыдно, хотел уже менять на машину попроще, но духовник сказал: «Ты эту машину не просил, не покупал. Дал Бог — пользуйся. Главное — душой не прикипать».

Скрепя сердце продолжал отец Иоанн ездить на своём автомобиле. Однажды вышел из машины, а мимо едет грузовик, ЗИЛ. Остановился он рядом с батюшкой, вышли из него два совершенно незнакомых ему человека и давай в него плеваться. Вот такая школа смирения…

Привыкли все со временем к батюшкиному автомобилю, перестали на него обращать внимание. Забылись и былые обиды. Пока однажды не пришёл в храм человек.

— Простите, отец Иван, это ведь я в вас тогда плевал, — сказал он, покаянно повесив голову. Видимо, совесть его всё-таки замучила.

«Как так!» — батюшка ударил кулаком по столу, а сам расплылся в своей широкой, добродушной улыбке. А потом обнял его так, как, наверное, отец обнимал своего блудного сына.

Тот человек пришел к Богу. Обвенчался с женой; венчал их, конечно же, отец Иоанн. Потом стал диаконом, захотел священства… Неисповедимы пути Господни.

«Просящему у тебя дай». А если потратят на водку?


Когда батюшка с матушкой едут по Переславлю, со всех сторон наперерез их машине бросаются попрошайки.

«Ну и зачем ты дал им деньги? Ты же понимаешь, что они потратят их на водку», — вздыхает в таких случаях матушка.

«А они сказали, что на хлеб… Есть-то им тоже нужно».

Вопрос, как нужно творить милостыню, в семье матушки и батюшки – спорный. Они много на эту тему размышляют. Вернее, матушка размышляет, а пока она размышляет и рассматривает аргументы «за» и «против», батюшка уже все раздал. Сказано ведь «просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отворачивайся». Без деления просящих на группы и категории.

Правда, одно время многочисленные нуждающиеся и обремененные практически поселились у дома священника. И не просто смиренно и кротко сидели у порога, ожидая милости, а буянили, требуя своего. Пришлось батюшке менять с ними места встречи, отваживать от дома. Но помогать он им от этого не перестал.

— О любви надо молиться, — вздыхает матушка. — Мне сложно даётся любовь, ей надо учиться. Это у отца Иоанна она откуда-то льётся.

Он и про этих бедных мне объясняет: «Вот посмотри, он ведь был хорошим человеком, потом у него беда случилась, поэтому он теперь такой». Священнику даётся благодать, поэтому, наверное, он сначала видит в людях хорошее, а не их грехи. Хотя мне кажется, что батюшка таким был всегда.

Подрясник с очередной латочкой


Зная особенности пастырского служения, матушка Елена старалась устроить их жизнь и жизнь их шестерых детей, не завышая планки. Ведь если требовать очень много для себя, то тогда не останется для других. Есть на хлеб — и слава Богу. Единственная, пожалуй, вещь, с которой матушка не может смириться, — это батюшкин подрясник.

«Ты на людях, на комиссии ездишь, молодых наставляешь, ты должен выглядеть опрятно, это всё твоё юродство», — отчитывает матушка батюшку.

«Да-да-да, все будет хорошо, не переживай», – соглашается батюшка, а потом тихонько уходит из дома вместе со своим подрясником.

Батюшку и его подрясник знают все окрестные швеи. Когда он с виноватой улыбкой возникает на пороге их ателье, они сразу понимают, с какой просьбой пришёл к ним отец Иоанн. Раньше очередную дырочку на подряснике скрепя сердце зашивала матушка, но теперь он её с этим не беспокоит, обращается к портнихам. И видавший виды подрясник с очередной латочкой снова воссоединяется со своим владельцем.

Облачившись в него, отец Иоанн снова спешит к людям. Людям, выстраивающимся в очередь к нему на исповедь, людям, просящим, а иногда и требующим помощи, людям, подчас ничего не желающим слышать о Боге, людям, способным и клеймить священника, и даже плевать в него… Но когда спрашиваю, как же всё-таки хорошо относиться ко всем людям, то батюшка только удивленно поднимает свои серо-голубые глаза и отвечает: «Нужно просто любить людей». Просто…

Двенадцать апостолов


«Кто не любит — тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь», — сказал много веков назад другой Иоанн — апостол любви. Простой рыбак, оставивший всё и последовавший за Господом. Именно в его Евангелии мы встречаем самое большое число упоминаний слова «любовь».

«Нужно просто любить людей. И быть для них маленьким апостолом, — говорит нам отец Иоанн, простой огранщик алмазов, бросивший всё в 20 лет и последовавший за Господом. — Церковь ведь смотрит на сердце человека. Он может быть многоубийца, сектант, кришнаит, но он обратился к Богу и стал частью Церкви. Даже двенадцать апостолов были разные — кто-то был пылкий, кто-то был подозрительный, кто-то был вором. И из этих апостолов Он собрал Церковь свою, которую врата адовы не одолеют».

Батюшка вообще много говорит об апостолах. А потом признаётся, что у него всегда была мечта — построить храм Двенадцати апостолов. И эта мечта, по воле Божьей, скоро должна исполниться.

В 2020 году батюшке и его приходу поручили восстанавливать храм в селе Иванисово. От местной церкви Покрова Божией Матери осталась одна полуразрушенная колокольня — её отстояли местные жители в 30-е годы. Храм же сохранить не удалось. Отцу Иоанну предстояло снова взять на себя тяжелый труд строительства и восстановления храма.

Но он не унывал, напротив, радовался, что появится новый храм. И может быть, в него зайдут люди, которые просто ехали мимо по своим делам. И почувствуют что-то, что потом заставит их заходить в храм снова и снова.

— Мир много опустошает человека пустыми передачами, непристойными фильмами, вульгарной музыкой. От этого становится тяжко на душе. Тяжесть можно приглушить встречами с друзьями, просмотром кино, работой, но оздоровить эту ситуацию может только Бог. И вот зайдёт такой человек в храм и вдруг почувствует, что здесь святая тишина, здесь много Бога…

И отец Иоанн стал молиться, чтобы Господь помог ему исполнить задуманное. Хотя и непонятно было, за что браться, с чего начать? Восстановить старый храм — нет возможности. На строительство нового — нет денег. Так молился отец Иоанн, когда вдруг в храм вошёл человек.

— Батюшка, у меня есть пятьсот тысяч. Я хочу отдать их вам.

За один сезон был построен маленький деревянный храм. Освящать его будут осенью в честь Двенадцати апостолов.

Полюбить любовь


Отец Иоанн продолжает своё служение в храме Сорока Севастийских мучеников — венчает, отпевает, молится, крестит. Вся жизнь его и его семьи отдана Богу и людям. И плоды этой жизни — это не только восстановленные храмы, созданные приходы, но и обретённая многими и многими людьми жизнь во Христе. Не только для своих прихожан, но и для детей из переславского детского дома, для просящих милостыню и приходящих в храм за помощью, для случайно заглянувших в храм туристов батюшка стал тем самым «маленьким апостолом любви». И каждое воскресение на Божественной Литургии, каждый день на беседах в храме звучит слово пастыря, обращённое к самой главной теме жизни каждого христианина — теме любви.

«Людям нужно полюбить любовь — любовь к Богу и к людям, — говорит мне на прощание батюшка. — Без любви мы ничто. Любовь — это начало, середина и конец всей нашей духовной жизни. Вся наша вера измеряется любовью к Богу. Спаситель говорил нам, грешным, что потому все узнают, что вы мои ученики, если будете иметь любовь между собою. Если мы любим Бога и ближнего, то мы — ученики Христовы, мы — Его последователи. Мы Его любим и идём за Ним, как за добрым пастырем.

А если в нас есть неприятие к ближнему, то мы — не ученики Христовы. Ведь «Бог есть любовь», говорит нам Иоанн Богослов. И тот, кто пребывает в любви, в Боге пребывает, и Бог в нём пребывает. Поэтому полюбите любовь.

Любовь покрывает множество грехов. Любовь к ближнему, любовь к Богу — она должна быть на первом месте. Помните, что Спаситель говорил, что при кончине мира из-за умножения беззаконий у многих иссякнет любовь. Злоба всех разъединяет, а любовь объединяет. Бойтесь потерять любовь!

Искренне и нелицемерно любите друг друга, любовь ничего не должна ждать взамен. Она всегда готова послужить другому, взять какой-то удар на себя. Поэтому полюбите любовь!

И полюбите общение с Богом, молитву. В Библии сказано, что всякий, кто призовёт имя Господне, — спасётся. Любите общаться с Богом не только во время богослужений в Церкви, но и выходя из храма, не прекращайте общения с Богом. Читайте Иисусову молитву, обращайте к Богу самые простые слова: «Господи, помоги, укрепи, вразуми, исцели, поддержи, наставь». И эти простые слова в вашей внутренней жизни много чего изменят. Полюбите общение с Богом: полюбите просить Его о чём-то, полюбите благодарить Его за что-то, полюбите каяться Ему в чём-то, полюбите прославлять Бога. Христианин без молитвы — совершенно бездуховный человек. Любовь к Богу проявляется в общении с Богом. Полюбите общаться с Господом, ведь Он рядом, Он не где-то там на небе, Он вездесущ. И вы потом посмотрите со временем на плоды вашей молитвы».