Село Никольское является одним из важнейших населенных пунктов Слободского сельского поселения Угличского района. В отличие от многих территорий оно по- прежнему значительное и многолюдное. Не последняя роль в этом отношении принадлежит храму, который не закрывался в советский период — сохранил и традиционный приходской уклад, и высокохудожественное внутреннее убранство.

К сожалению, история большинства сельских храмов пока остается малоизученной, содержит лишь краткую справочную информацию. Зачастую остаются неизвестными обстоятельства постройки церквей, создания их убранства. Редки данные о заказчиках, исполнителях работ и точные даты. Поэтому необыкновенно ценны выявленные документы, воссоздающие некоторые значимые эпизоды.

Как известно, каменная церковь села Никольского «что в Слободищах», в составе Юхотской вотчины графов Шереметевых, была построена в 1781 году. Классицистическая трехъярусная колокольня пристроена примерно в первой половине XIX века. Этим и исчерпывается краткая информация. Но в реальности, сколько талантливых мастеров поколениями трудились над созданием и украшением святыни?! Попробуем приоткрыть завесу.

В начале XIX века в верхнем храме был устроен придел во имя святого пророка Илии. Неизвестно, кто изготавливал для придела иконостас, кто писал иконы, но золочение выполнил в конце 1807 года крестьянин из деревни Арефино Рыбинского уезда прихода села Никольского «что на Корме» Терентий Иванович Темников. По договору с причтом и прихожанами он обязался «иконостас вызолотить на полимент весовым червонным листовым золотом, всю резьбу кругом местных образов, дорожники и клейма», а также карнизы, колонны, царские врата и сделанный над ними балдахин «вызолотить сплошь и полировать самою лучшею и чистою работою». Гладкие места иконостаса выкрасить на масле белым шифервейсом, т.е. свинцовыми белилами, — «чтоб было гладко, чисто и глянцевато». Заплатить за работу следовало 500 рублей.

Можно добавить, что Т.И. Темников в 1799 году золотил иконостасы в Успенской и Корсунской церквах города Углича.

В 1848 году проводились работы в нижнем Никольском храме, где известный иконостасный мастер Алексей Михайлович Бычков принял заказ на покраску и золочение вновь сделанного иконостаса. Гладкие места следовало шпаклевать и окрасить под лак указанной заказчиками краской, потом отполировать самым лучшим видом. Всю резьбу, царские врата, детали карнизов и клиросов требовалось вызолотить червонным полузолотниковым золотом. В алтарь изготовить резные тумбы для запрестольного креста и иконы Божией Матери. Находившийся в трапезной иконостас придела святого Василия Блаженного заново покрасить, покрыть лаком, золоченую резьбу перечистить, а новую вызолотить. То же самое сделать с киотом по правой стороне и киотами около двух столбов. Работы следовало выполнять с июня по декабрь, а стоимость составляла 900 рублей серебром.

А.М. Бычков происходил из крестьян села Заозерья, позднее стал ростовским мещанином. В 1820-1850-х годах он выполнил множество заказов для храмов Ярославля, Ростова, Углича и других мест. На его счету, как небольшие работы, так и заказы для крупнейших соборов епархии. Он был столяром и резчиком, но как видно, мастера из его артели занимались и золочением.

Спустя десять лет, 28 февраля 1858 года Угличского уезда деревни Инархово, вотчины его сиятельства графа Димитрия Николаевича Шереметева, крестьянин и церковный староста Федор Кузьмич Белоусов заключил условие с мещанином города Углича Дмитрием Григорьевичем Бурениным. С согласия священно и церковнослужителей и означенного села Никольского «что в Слободищах» приходских людей, с разрешения епархиального начальства прославленный угличский живописец порядился «украсить стены и потолок в холодной церкви Рождества Пресвятыя Богородицы, а равно в алтаре и трапезе оной живописью в клеймах», избранных по согласию причта и церковного старосты и значащихся в особом реестре.

Росписи верхнего храма следовало выполнить масляными красками хорошего достоинства, венцы на изображениях святых и надписи золотить червонным золотом. Между клеймами написать уборку, т.е. различные орнаменты. Гладь или фон сделать из кобальта или хрома, т.е. окрасить в сине-голубой или какой-либо другой цвет из соединений хрома.

Работу должна была выполнить артель лучших живописцев, при которых следовало находиться самому Д.Г. Буренину или его сыну Павлу, — т.е., как и следует ожидать, масштабные стенописные работы были не авторскими, а выполнялись группой мастеров, правда, объединенных стилем и художественным вкусом главы артели.

Перед началом работы требовалось подготовить поверхность. Для этого промыть и стереть старую краску, а также сбить лепной декор, часто применявшийся в убранстве храмов во второй половине XVIII – начале XIX столетий. Последний составляли тяги около окошек, пилястры и карнизы, круглые клейма на своде трапезной. Места лепного декора заштукатурить заподлицо со стеной, чтобы не было впадин, а также исправить обнаруженные ветхости в штукатурке. Далее следовало для прочности промаслить поверхности два раза вареным маслом со шпаклевкой. «Для живописи употреблять масло маковое, дабы работа была чистая».

Кроме стенописи Д.Г. Буренин обязался выполнить и ряд других работ — поновить двенадцать икон апостольского и пророческого рядов иконостаса, просветы перезолотить червонным золотом; иконостас обтереть и заново покрасить; также полностью покрасить полы в верхнем храме. При работах иконостас следовало закрыть рогожами. Веревки, гвозди и лес для подмостей, известка и алебастр должны быть пополам главы артели и церковного старосты. Начать означенные работы 1 мая, а окончить к 8 сентября 1858 года. Общая стоимость составляла 1 650 рублей серебром, которые следовало выплачивать в три этапа.

Через три года прихожанин Никольского храма крестьянин деревни Малинники Василий Егорович Сверчков «по усердию своему» решил за свой счет перелить разбитый большой колокол, весивший 216 пудов 17 фунтов. Для выполнения заказа он пригласил колокольного мастера крестьянина Угличского уезда казенной Никольской волости деревни Алексеево Никиту Павловича Кичигина. С согласия причта и церковного старосты 10 июля 1861 года заключил условие.

Мастер должен был снять с колокольни старый разбитый колокол и на отведенном месте перелить на новый с возможным добавлением меди и олова до сорока пудов или более. Слитый вновь колокол следовало поднять на колокольню своими инструментами с помощью приходского народа и с осторожностью. Также повесить язык. К началу работ заказчик за свой счет должен приготовить все необходимое: кирпич, дрова, тес, бревна, слеги, гвозди, солод, говяжье сало, воск и канифоль. Если в отлитом колоколе обнаружится какая неисправность (дыры, невыливки ушей, разрывы), то мастер Н.П. Кичигин обязывался перелить вновь, не требуя платы, со своими издержками на припасы. Начать работу он должен был не позднее октября. Плата составляла по одному рублю серебром за каждый пуд веса колокола. Сто рублей следовало получить при заключении контракта, а остальные по окончании работы и поднятии колокола на колокольню.

Так в течение многих десятилетий строились и украшались храмы. Примечательно, что все перечисленные работы были выполнены нашими земляками — в Угличском крае и в соседнем Рыбинском уезде были и позолотчики, и живописцы, и литейщики колоколов. Все эти специальности среди других видов ремесленных работ относились к числу наиболее сложных и элитарных, а выполнявшие их мастера пользовались заслуженной известностью.