Вечером 1 марта 2020 года, в Неделю сыропустную, воспоминание Адамова изгнания, во Владимирском кафедральном соборе Переславля была совершена вечерня с чином прощения.

По окончании богослужения к собравшимся обратился епископ Переславский и Угличский Феоктист:

— Вы обращали внимание, что человеческое тело крайне плохо приспособлено к жизни в этом мире? Да, в какой-то мере мы сумели адаптироваться. У нас есть знания, навыки, умения, есть достижения цивилизации, есть инструменты, благодаря всему этому мы, в общем-то, неплохо устроены на этой планете. Антуан де Сент-Экзюпери писал, что человек чувствует себя уверенно, надежно и спокойно ровно до той поры, пока он не выйдет из тех пределов, которые очерчены цивилизацией. Но большая часть нашей планеты не освоена, и если оказаться где-нибудь посреди пустыни или же океана, то в лучшем случае удастся оставаться живым лишь несколько часов. Мы все это знаем и потому сбиваемся в города, туда, где есть другие люди, которые, собственно, и создают для нас ощущение комфорта и безопасности.

Но помимо слабости наших тел, есть и еще одно. Тело человека ужасно некрасиво. Красивыми бывают только младенцы, а с возрастом начинаются неминуемые искажения, которые заставляют нас стыдиться тем же самым стыдом, который был у Адама и Евы после грехопадения, когда они обнаружили собственную наготу. Конечно, находятся люди, которые преодолевают этот стыд, они попросту отвергают его, таких людей русский язык именует «бесстыдными», что не есть хорошая характеристика. Любопытно, что ничего подобного нет у животных. Их тела на протяжении всей жизни остаются почти неизменными и эстетически привлекательными.

Вообще, к телу человека очень много вопросов. В нем много странного. Своей странностью оно отличается от тел всех прочих сотворенных Богом существ. Эта странность дает основание говорить, что тела в той форме, в которой каждый из нас их имеет, не были задуманы Богом. Это если не ошибка, то попытка исправить ситуацию. Бог не планировал нас создавать такими, какие мы есть сейчас, но Ему пришлось это сделать после грехопадения первых людей. Богу пришлось адаптировать человека в жизни вне Рая, к жизни в том мире, в котором живут потомки Адама и Евы.

Неважно, каких успехов каждый из нас добился в рамках этой жизни, неважно, каких успехов добилась наша цивилизация, этот мир не наш, мы ему не принадлежим, и он не принадлежит нам, мы здесь временно. Наша задача — вернуться домой. Господь Иисус Христос Своим Воплощением, Крестной Смертью и Воскресением открыл нам эту дорогу.

Но есть проблема. Мир, в общем-то, неплохо нами обустроен. В нем мы себя чувствуем более-менее комфортно. Конечно, комфорт этот длится до первой серьезной болезни. Или же до первой трагедии. Но и к болезни, и к трагедии со временем можно адаптироваться и продолжить жить в относительном комфорте.

Поэтому Церковь о нас позаботилась. Мы должны помнить о том, что наше место не здесь. Ради напоминания об этом факте Церковь установила посты, из которых самый строгий и длительный, как вы все прекрасно знаете, Великий. Да, он ведет нас к Пасхе, но и он же должен привести нас к изменению восприятия окружающей реальности и самих себя. Это благое изменение, оно, в конечном итоге, приятно, но путь поста не должен быть комфортным. Пост должен помочь каждому из нас ощутить себя гражданами Царства Небесного, должен напомнить, что наше место не здесь, оно со Христом.

Мы собрались ради крайне некомфортного занятия: мы должны испросить друг у друга прощение. И мы должны простить всех и каждого. Для человека это непросто. А иногда, без помощи Бога, и вовсе невозможно. Но это то начало, без которого невозможно дальнейшее движение навстречу Воскресшему Христу: ведь невозможно идти ко Христу, не получив прощения, а прощение невозможно получить, не простив.

Бог доверил мне управление Переславской епархией. Я этого не искал. Для меня это очень непросто. Непросто, в первую очередь, не жалеть себя. Непросто не жаловаться. И даже сейчас, говоря эти слова, я в какой-то степени жалуюсь. Хотя я прекрасно понимаю, что со стороны служение архиерея может казаться вожделенным. Я могу подробно рассказать, почему это тяжело. Но не стану этого делать, ведь это воля Бога обо мне, а значит, ропот будет ропотом на Бога, а это немалый грех. Я хочу покаяться перед вами в этом: в том, что очень часто я жалею самого себя. Что из-за этого у меня не всегда хватает времени на вас. Из-за этого какие-то вопросы подолгу остаются нерешенными.