Переславское викариатство в 1925 году

В июле 1918 года во епископа Переславского, викария Владимирской епархии, был хиротонисан епископ Дамиан (Воскресенский), прославленный в лике новомучеников и исповедников Церкви Русской. Он был первым архиереем, хиротонисанным по благословению Святейшего Патриарха Тихона. Епископу Дамиану были поручены Переславский и Александровский уезды. Период правления владыки Дамиана был отмечен, с одной стороны, непримиримой борьбой с обновленческой «Живой церковью», а с другой — падением в «григорианский раскол».

Пребывал Владыка Дамиан в Переславль-Залесском Даниловом Троицком мужском монастыре, где исполнял обязанности настоятеля.

Священномученик протоиерей Евгений Елховский вспоминал:

— Назначением сюда епископа Дамиана Переславль был очень счастлив. За его приветливый взгляд, правдивую, добрую и неустрашимую душу, обходительность, доступность и ласковость, умение служить и проповедовать слово — и станом своим он был представительный — его скоро здесь полюбили.

24 сентября 1920 года Владимирским губернским ревтрибуналом владыка был приговорен к тюремному заключению «на все время гражданской войны». 13 января 1922 года амнистирован досрочно освобожден.

Епископ Дамиан вслед за Владимирским митрополитом Сергием (Страгородским) формально признал обновленческое Высшее церковное управление. Позднее на допросе в ГПУ сказал, что разделил позицию владыки Сергия в порядке иерархического подчинения и личного доверия к нему. Сам епископ Дамиан был в конфликте с обновленцами, говорил, что «с программой «Живой церкви» православное сознание мириться не может», игнорировал административные распоряжения ВЦУ.

В сентябре 1922 года его посадили во владимирскую тюрьму, где находился епископ Афанасий (Сахаров) После освобождения на короткий срок, 5 декабря 1922 года епископ Дамиан был вновь арестован Владимирским отделом ГПУ. В обвинительном заключении был назван «ярым реакционным элементом» и «сторонником Тихона». 23 февраля 1923 года комиссия НКВД по административным высылкам приговорила его к двум годам ссылки в поселок Теджен (Туркмения), недалеко от персидской границы.

В 1925 году после освобождения вернулся в Переславль-Залесский. О положении в Переславской епархии и служении там епископа Дамиана после его возвращения ярко свидетельствует «Отчет епископа Переславского Дамиана (Воскресенского) Патриаршему Местоблюстителю митрополиту Крутицкому Петру (Полянскому) о состоянии Переславского викариатства Владимирской епархии в 1925–1926 годах».

Владыка Дамиан вернулся из двухлетней административной ссылки в г. Переславль в четверток шестой недели Великого поста в 1925 года и беспрепятственно вступил в молитвенное общение с верующими «в соборе градском и в других храмах города», где ежедневно с кануна Вербного Воскресения по день сошествия Святого Духа совершал уставные церковные службы:

— Одновременно с молитвой началось и мое духовное руководительство по вопросам церковной жизни. Из газет и от достоверных посторонних свидетелей получив телеграфное уведомление о кончине св. патриарха Тихона, в день его погребения я в сослужении 12 пресвитеров в кафедральном соборе совершил панихиду о почившем патриархе, а до 40 дней его имя возносилось за Литургией всех храмов уездов двух на особой заупокойной ектении.

Владыку вызвали в «учреждение, которое заботится и о церковной жизни», назвав поминовение патриарха Тихона демонстративным, «однако в письменном распоряжении о прекращении поминовения» было отказано. Епископ Дамиан отмечал сокращение числа молящихся в храмах вдвое, а также исход молодежи, которая растёт «вне благотворного влияния церкви и её богослужения».

— Только за Светлой заутреней и на историческом крестном ходе на Плещеево озеро — в шестое после пасхального Воскресение все храмы были полны и улицы, и весь путь следования по реке Трубежу до озера — были полны народа из города, ближайших селений и даже из г. Александрова.

Малолюдство в храмах объяснялось переносом базарного дня с субботы на воскресенье от Пасхи до поздней осени. Кроме того, в Переславле закрыли одну большую и три маленькие фабрики, что сказалось на численности жителей.

Распоряжением гражданских властей при деятельном участии переславских священников-обновленцев А.Чижова и И.Виноградова закрылись 5 храмов и Феодоровская женская обитель. Три монастыря: Никитский, Даниловский и Никольский стали приходскими храмами; монастырские помещения заняты или частными лицами, или же учреждениями, такими как приюты или дома престарелых. Успенский Собор Горицкого монастыря занят музеем.

— Богослужение в приходских храмах совершалось не с прежней торжественностью, «но все же главное для Евхаристии имеется надлежащего качества (просфоры, вино, ладан). Во многих приходах имеются только священники — они сами и звонят к началу богослужения. Псаломщиков почти нет в городе; в сёлах их тоже немного. И если бы не монахини четырех упраздненных в двух уездах монастырей, — то многие церкви оставались бы без пения, храмы были бы не выметены, без ухода и без звона. Эти труженицы несут свои заботы по убранству храмов или бесплатно, — за одну квартиру и отопление, или же за самую ничтожную плату.

За время отсутствия владыки пропали четыре полных архиерейских облачения, полученных епископом Дамианом при открытии кафедры в 1918 году из Владимира. Они были сданы в управление музея вместе с архиерейской мантией. Обновленцами Чижовым и Виноградовым были взяты 6 антиминсов, освященных епископом Дамианом, предположительно их унесли в обновленческое Владимирское епархиальное управление.

— Приходское духовенство — сельское — в большинстве изгнано из церковных домов; обычно в этих домах заведены избы-читальни с неизменным журналом «Безбожник», а священник с семьей часто ютится тут же за стеной, в бывшей кухне.

Духовенство не было осведомлено о церковной жизни. Новости были только обновленческие.

— Поступление церковных сборов слабеет с каждым днем; в населении даже сельском заметна скудость средств, сказывается и безработица с её тяжелыми последствиями. Последняя, впрочем, для г. Переславля видимо, проходит, ибо в канун дня св. Николая большая фабрика в городе открыта, хотя и не для полного числа рабочих. За все время моего пребывания на церковном управлении вместе со взысканными суммами 75 рублей за полгода — поступило не более 150 рублей. Десять процентов из названной суммы мной отослано на имя первого полусамостоятельного епископа Владимирской епархии Преосвященного Корнилия (Соболева), переносящего доселе все нужды ссылки, в чём и прилагается почтовая квитанция. Полагая, что братский долг наш помогать сущим во изгнании, считаю необходимым делать подобные отчисления и впредь.

В летние месяцы и осенью были и случаи ограбления храмов:

— Характерно, что здесь кроме предметов, имеющих ценность, похищали и святой антиминс. В с. Рождествине (Переславского уезда) два антиминса были найдены месяца через два, но без святых мощей. А в ночь под 23 октября ограблен был через пропиленную решетку Кафедральный собор, где похищена дарохранительница, содран оклад с молебного (малого) Евангелия и содраны ризы с древнего чтимого образа Спаса Нерукотворного и иконы Печерской Божией Матери, а Святые Дары рассыпаны у престола.