Обновленческое движение в Переславском уезде

От отцов-благочинных, сельских и городских священников, которые сразу же пошли к владыке по его возвращению для беседы и «за руководственными указаниями», епископ Дамиан узнал о существовании обновленческого раскола в викариатстве.

В Переславском уезде раскол шел из села Рязанцево, где проживал «очень энергичный уполномоченный от ВЕУ по Переславскому уезду — протоиерей Николай Покровский». В самом Переславле обновленческое движение окончилось со смертью его вдохновителя, священника А. Чижова, который, будучи здоровым и не старым (лет 40) человеком неожиданно скончался, а его сотрудник — соборный священник И. Виноградов — оставил священство и поступил в общество «Безбожник», утратив остаток авторитета для верующих.

Владыка предполагал, что в Переславском уезде от общего числа 109 приходов не более 2‑х обновленческих. Были случаи проявления малодушия со стороны приходского духовенства, которые, из-за боязни потерять место и пропитание семье, давали уклончивые ответы о своей принадлежности к православию. Некоторое священники и диаконы письменно признавались владыке, сожалея, что по малодушию подписывали анкеты о признании «Живой церкви», но дальше подписи не шли, молитв и богослужебного общения с обновленцами они не допускали.

Существовал в Переславском уезде и «возрожденческий толк». В селе Лаврово у своего отца, священника Петра Лебедева, проживал отец Василий Лебедев, посвященный бывшим епископом Антонином в епископы без обозначения титула. Последователей этого толка были двое — отец «возрожденного епископа» и престарелый протоиерей села Багримова — отец Алексий Любимов, сослуживший с отцом Василием в храмовый день. Протоиерей Любимов уверял епископа Дамиана, будто бы имеет разрешение от почившего Святейшего Патриарха на ношение митры, а отец Петр якобы получил в награду от патриаршего местоблюстителя сан протоиерея.

— Справедливо отметить, что сам отец Василий Лебедев (возрожденческий епископ) проявил себя в эти годы выступлением на диспутах в защиту веры и, по общим отзывам, эти его выступления были довольно успешны. Была у него единственная попытка служить в одном из храмов близ г. Переславля; но стойкость приходской общины этого служения не допустила, — написал епископ Дамиан.

Отпали от церкви священники: с. Воронцова Переславского уезда Павел Снегирев, «открыто заявивший на собрании, что он был священник поневоле и своим служением обманывал народ». Священник Борисоглебской Киновии, бывшей Федоровской обители, Григорий Нардов «в более скромной обстановке заявивший, что по настойчивому желанию матери, без призвания он принял священство; оба с полным семинарским образованием: первый лет 27, а второй лет 50».

Епископ Дамиан сетовал о слабом и несвоевременном осведомлении о церковных делах на местах в уездном городе, а особенно в селениях. Что на руку интригам обновленцев. В этой связи владыка старался в отчетное время чаще ездить в Москву, чтобы быть в курсе событий:

— Для осведомления духовенства и для руководства было издано два учительных послания от Его Преосвященства: одно в июне с характеристикой древних и современных еретиков, раскольников и сектантов и с указанием, как должны к ним относиться православные. А второе — в октябре о том, что надо остерегаться обмана не только явного, но и скрытого, по поводу октябрьского обновленческого Собора.

Владыке поступали ходатайства так или иначе причастных к обновленчеству священно-церковно-служителей:

— Таковые ходатайства мною, в полном согласии с инструкцией епископам полусамостоятельных епархий, выработанной на Церковном Соборе 1917/18 гг. и разрешаются.

Так, к епископу обращались протоиерей с. Багримова Алексий Любимов, участвовавший в служении с «епископом» возрожденцем Василием Лебедевым, протоиерей с. Дубровиц Переславского уезда отец Александр Панов, по малодушию давший подписку в общей анкете по округу о признании обновленческого ВЕУ. Упомянутые протоиереи принесли раскаяние и исповедались у отца-духовника протоиерея г. Переславля отца Василия Малинина, после этого были приняты епископом Дамианом в церковное общение. В августе 1925 года в Сретенской церкви г. Переславля принесли покаяние священник Виктор Сергиевский и диакон Н.И. Надеждин. Последний в 1923 г. служил с обновленческим священником, уполномоченным ВЕУ, Иваном Виноградовым по его требованию, а священник В. Сергиевский, не придав должного значения, служил с диаконом Надеждиным.

В Подлипском приходе запрещенный архиепископом Николаем к служению во Владимирской епархии священник Павел Смирнов служил по желанию прихожан, нарушив церковные каноны, о чем подробно сообщалось Патриаршему Местоблюстителю:

— И только 1/14 августа архиепископ Николай довел до моего сведения, что священник П. Смирнов оставил Подлипский приход и туда назначен стойкий в православии пастырь.

Этот прецедент заставил владыку затребовать от отцов благочинных сведения об имеющихся в округах священнослужителях и клириках, не имеющих благословения на служение от епископов последовательно управлявших Переславским и Александровским уездами в его отсутствие.

Чтобы покончить с вопросом об обращении обновленцев, епископ Дамиан в мае 1925 года по настойчивому требованию архиепископа Николая передал ему обновленческое дело благочинного протоиерея А. Миловидова, который добровольно обратился к владыке с просьбой о принятии его в церковное общение. Он предоставил письменное заявление отца Миловидова архиепископу, однако благочинный к нему не явился, дело было приостановлено, а епископа Дамиана вызвали повесткой от 29/VII 1925 года к народному следователю, по уголовному делу. В его доме был проведен обыск, вместе с прочими бумагами был изъят проект доклада Патриаршему Местоблюстителю «по вопросу и доселе невыясненному». Владыка отмечает в письме, что «то же самое учреждение систематически, по одиночке вызывает пресвитеров г. Переславля и уезда и настойчиво внушает им: «нужен ли вам епископ? Без него вам спокойнее и свободнее. Вы могли бы сделать письменное заявление, что епископ Вам не нужен».

Епископа Дамиана обязали подпиской в том, чтобы он, не препятствуя совершать архиерейские богослужения в предоставленных уездах, воздерживался от управления, как незарегистрированный.

— Каноническую ценность подобной подписки мне пришлось выяснять в беседах с духовенством — отмечает владыка.